Семейное познавательное издание
Zen
Семейный блог

Великое княжение Владимирское при Александре Невском

Картина "Въезд Александра Невского во Владимир на княжение в 1252 г.", автор  Мыслина Мария Владимировна

Анимированный комикс «Александр Невский». Вопросы Веры и Фомы

Великое княжение Владимирское при Александре Невском
Дмитрий Михайлович Володихин

Александр Ярославич занял великое княжение Владимирское в 1252 году и правил одиннадцать лет – вплоть до своей кончины. Стиль его правления состоял из трёх главных элементов: восстанавливать Русь из руинированного состояния; бить тех врагов, с которыми Русь может справиться; ладить с Ордой даже на очень тяжёлых условиях, поскольку справиться с нею военной силой, во всяком случае, пока, невозможно.

Последнее на своём примере показал брат Александра Ярославича Андрей, когда-то сражавшийся с ним бок о бок на льду Чудского озера против немецких рыцарей. Андрей Ярославич сидел на великокняжеском столе во Владимире до Александра. Притом правил он довольно долго – около четырёх лет. Не пожелал подчиняться Орде, повёл себя легкомысленно и спровоцировал прибытие на Русь большой карательной рати под командой монгольского полководца Неврюя. Андрей честно встал на бой вместе с ещё одним братом, Ярославом, сразился с ордынцами близ Переславля-Залесского, был разбит и бежал. Полки русские полегли, города и сёла русские вновь подверглись разорению, сожжению, отгону «полоняников».

Иначе говоря, «удаль молодецкая» Андрея Ярославича вновь погрузила Владимирскую Русь во времена Батыя. Опять поля из пепла с головешками, опять погибшие во множестве, опять над ними кружится жадное воронье.

Александр Ярославич такого исхода своему правлению не хотел. Он вёл политику на Ордынском направлении с большей осторожностью. Если биться с Ордой напрямую, лоб в лоб, невозможно, то какие возможности всё-таки открыты? Прежде всего, можно попробовать направлять чудовищный военный потенциал Орды против иных воинственных соседей, например, литвинов. Рискованно… но один раз получилось. Можно воспользоваться тем, что и Орда не едина, а не только Русь. В Сарае не особенно любят Каракорум. В Каракоруме нет крепкого хозяина…

В городах Северо-Восточной Руси бесчинствовали откупщики даней – магометане (бухарцы или выходцы из Волжской Булгарии), названные в исторических источниках «бесерменами». Торговые дома мусульман вообще получили весьма широкие полномочия по откупам налогов на колоссальных пространствах Монгольской «империи». Иначе говоря, Русь – вовсе не исключение. Те же самые «бесермены» терзали и другие обширные области. От их поборов русские испытывали, как сказано в летописи, «лютое томление». В Ярославль, как уже говорилось выше, явился представитель ордынцев мусульманин, служилец «царя Кутлубия», от коего исходило ещё и «поругание церквям». При после Кутлубия служил некий приспешник – бывший монах Зосима, перешедший в ислам «пьяница» и «кощунник». Зосима особенно свирепствовал вместе со своим хозяином. Летопись называет его «сосудом сатаны».

Исходившее от ордынцев и их прислужников разорение уже едва терпели. А ордынская власть над Русью в те годы заколебалась: между монгольскими императорами начались кровавые распри, затянувшиеся на несколько лет. Представители того самого «царя Кутлубия», в котором некоторые специалисты видят Хубилая, в сущности, пришли от государя, который не имел собственных военно-административных инструментов для управления Русью и, при необходимости, для принуждения её к покорности. Такие инструменты оказались сосредоточены в руках у ханов сарайских. А из Сарая на главенство тамошних правителей смотрели как на нечто совершенно ненужное. К чему эти начальники, выкрикивающие свои приказы издалека? Да стоит ли их слушать? Межу тем, и самому сарайскому хану Берке пришлось в 1260-х годах вести бесконечные войны на юге и востоке. Ему, мягко говоря, не до Руси.

Впрочем, возможно, для того, чтобы встать против ордынской власти, было ещё одно, притом не менее, а более важное обстоятельство. В научной литературе, а больше в публицистической многое множество говорилось о веротерпимости Орды. В частности, о том, что подчинение Западу, т.е. некому альянсу крупнейших западноевропейских держав при духовном руководстве папы Римского могло закончиться и, скорее всего, действительно, закончилось бы «перекрещиванием» Руси в католицизм. Что, в сущности, значит: оригинальной самостоятельной Русской цивилизации пришел бы конец, поскольку православие составляло ее суть. Неизбежным стало бы слияние Руси с католической цивилизацией Западной Европы, а за слиянием последовало бы растворение. Что же касается Орды, то она исповедовала тэнгрианство, а к остальным религиям – вроде бы – была предельно веротерпима. Следовательно, пребывание под тяжёлой рукой Орды являлось… чуть ли не спасительным для сохранения религиозно-культурной самостоятельности Руси. Красиво, да… но не вполне точно.

Да, в середине XIII столетия Орда наполнена была духом тэнгрианства. Ислам утвердится на её просторах лишь при хане Узбеке, в следующем столетии. И, по внешней видимости, христианство, которого много было рассеяно по бескрайним просторам ордынской державы, могло спать спокойно. Но правда состоит в том, что ислам уже был достаточно силён в Орде задолго до Узбека. Не преобладал, но имел влияние на многие дела. И в Сарае с 1257 года властвовал хан Берке, принявший мусульманство – первым из ордынских правителей. Берке вошёл в воды ислама задолго до того, как стал ханом сарайским, он стоял в своей вере крепко, не колебался. Он взял в центральную администрацию Орды немало образованных мусульман, принялся распространять вокруг себя исламские обычаи. Не исламизировал Орду, нет, до этого было ещё далеко, но первые шаги в направлении исламизации сделал. И в действиях ордынских чиновников на Руси видна неприязнь к христианству: что за «поругание церквам»? Откуда политика перевода полезных русских отщепенцев из христианства в ислам? Весьма возможно, не столь уж веротерпимой стала Орда с приходом к власти Берке… Хан, вероятно, с благосклонностью смотрел на «пробу сил» ислама на Руси.

И вот этого терпеть не стали. Православие – основа. Если не поддерживать её, что вообще стоит поддерживать в шатающейся, едва живой Руси? Если храм отдать на поругание иноверцу, так что святого останется на родной земле?! Это, конечно, версия, гипотеза, но определённое обоснование под ней, как можно было убедиться, есть.

Именно тогда, в 1262 году, и вспыхнуло восстание, разом охватившее огромную территорию. Во Владимире, в Ростове, Суздале, Ярославле, Переяславле–Залесском и Устюге Великом «бысть вече», и Бог «вложи ярость хрестьяном во сердце». Откупщиков перебили или изгнали из городов. Зосима также погиб, а тело его ярославцы «повергоша псом и воронам на снедение».

О поддержке, оказанной восставшим Александром Невским (если только не о координирующей роли князя), свидетельствует строка в Устюжской летописи, где сообщается о посылке от его имени грамот, «что татар побивати». В других летописях это сообщение отсутствует, поэтому историки относятся к нему с большой осторожностью.
Являлся ли победитель шведов, немцев и литвинов тайным лидером антиордынского восстания? Для исторического портрета великого князя этот вопрос, ныне дискуссионный, – один из ключевых.

Четыре обстоятельства заставляют поверить в то, что именно Александр Ярославич являлся тайным зачинщиком восстания.

Во-первых, восстание разом вспыхнуло на громадной территории, что заставляет предположить организованность выступления, а не стихийность. В возможности неких секретных переговоров между посадскими людьми на расстоянии сотен и сотен километров от одной городской общины до другой поверить значительно сложнее, нежели в организующую волю государя.

Во-вторых, все перечисленные города находились в управлении Александра Невского как великого князя. Это его «отчина», Владимиро-Суздальская земля. Здесь он главный хозяин всему. Ни Смоленщины, ни Рязанщины, ни Черниговщины, ни иных земель, где власть Александра Ярославича была, скорее, номинальной, антиордынские волнения не коснулись. И, кстати, восстание в равной мере коснулась и тех городов, что составляли владения, пребывавшие под прямой, непосредственной властью самого великого князя, и тех городов, где княжили его родственники (на положении вассалов великого князя). Включая, кстати, несчастного Андрея Ярославича, вернувшегося на Русь под честное слово своего брата и даже получившего крупный удел. Никто из удельных князей не воспрепятствовал распространению восстания. Откуда такое единство? Очевидно, «сверху».

Карта Владимиро-Суздальского княжества (XIII век)

В-третьих, великий князь, скорый на расправу с новгородцами, преступившими его волю, допустил в 1262 году необъяснимую мягкость. Летопись не сообщает о каких-либо казнях или даже самых лёгких наказаниях, постигших вождей восстания. Александр Ярославич на сей раз никому не резал носы и не выкалывал глаза, как это было, когда новгородцы не подчинились его прямому приказу: позволить ордынским численникам произвести перепись для последующего налогообложения; тогда Дому Святой Софии удалось переманить на свою сторону Василия, сына Александра Невского, и за это советникам Василия крепко досталось от его родителя.

Наконец, в-четвёртых, важно ведь не только количество городов, охваченных огнем массового выступления, и не только территория, по которой они разбросаны. Есть кое-что не менее, а, быть может, и более важное. Полыхнули два столичных города, наиболее важных для судьбы и власти Александра Ярославича. Прежде всего, Владимир – номинальная столица Северо-Восточной Руси, город христианских святынь, город-старейшина в отношении Ростова, Суздаля, Ярославля и других крупных центров всего региона. Владимир всем виден. Владимир де-юре центр державы Александра Невского. Кроме того, восстание распространилось на родной князю Переславль-Залесский. И мало того, что родной, ещё и город-резиденцию его родового удела. Если сам великий князь не способен удержать контроль в столичном городе всей страны и в столичном городе собственного удела, то где он вообще удерживает контроль? А помня характер Александра Ярославича, его жёсткую политику в отношении Новгорода, трудно усомниться в том, что вожжи правления он держал в руках твёрдо. Следовательно, не «упустил», а все-таки «направил»…

Скорее всего, «спонтанное» восстание всё же совершалось именно по его воле. Тогда становится понятным, почему лидеры антиордынской вспышки не претерпели никакого урона: они были слугами и друзьями великого князя, живыми инструментами его замысла.
Да и трудно с высоты современного исторического опыта всерьёз рассуждать о какой-то спонтанщине в истории широких народных движений. Для того, чтобы всколыхнуть огромную массу людей, нужны деньги, политическая воля и целенаправленная пропаганда. Иначе набатный колокол даже в тех городах, где есть вече, не зазвонит…

Чего добились восставшие? Русь не перестала быть вассалом Орды. Русь не перестала платить дань. Князья русские по-прежнему должны были ездить ко всякому новому хану, чтобы тот ярлыком утвердил их власть на княжении. Но земли Александра Ярославича оказались избавлены от самой тяжёлой формы зависимости – когда ордынская дань взимается свирепыми откупщиками, а не самими князьями. Кроме того, удалось отразить попытку умаления Православной церкви со стороны ордынских магометан. Как выразился митрополит Калужский и Боровский Климент, «путь Александра Невского это путь сохранения веры».

Иначе говоря, хотя восстание и не освободило Русь, но всё-таки закончилось успешно и принесло народу некоторое облегчение.

В Орду отправился лишь один великий князь «за христианы с погаными… перемогаться», то есть вымаливать мир своей земле. К тому же, ордынцы требовали для войны в дальних краях, против иранского правителя Хулагу, воинский контингент; Александр Ярославич собирался «отмолить людей от беды той».

То ли благодаря усилиям Александра Ярославича, то ли из-за напряжённой внешнеполитической ситуации, золотоордынский хан Берке не стал посылать карательную экспедицию. Перевод потоков дани из Каракорума в Сарай обещал пополнение ханской казны. Масштабная война с ильханом Хулагу в Закавказье требовала напряжения всех сил. На руку Александру Ярославичу играло простое, но поистине судьбоносное обстоятельство: Русь, под вежливыми предлогами не дающая войск и выгоняющая откупщиков, еще гораздо лучше Руси, открыто бунтующей, а значит, тянущей воинские контингенты с главного фронта в северные лесные дебри. Да стоит ли возиться? Не мудрее ли «проявить милость»?

Итак, Русь осталась цела. Жизнь Руси стала легче.
Операция «народное восстание» прошла успешно.


Дорогие слушатели! Все выпуски «Веры и Фомы» создаются при вашей поддержке. Мы будем признательны за любую посильную помощь! Для совершения единоразового или ежемесячного пожертвования нажмите кнопку ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ и заполните форму. Благодарим от всей души!


Цикл статей Дмитрия Михайловича Володихина, посвящённых Александру Невскому:
Переславль-Залесский, родина Александра Невского
Победа над шведами на реке Неве 1240 года
Ледовое побоище 1242 года
Новгород Великий и русские князья
Великий князь Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского
Разгром литвинов под Торопцом в 1245 году
Великое княжение Владимирское при Александре Невском
Александр Невский и хан Берке: загадка смерти великого князя
Батый – бич Божий для Руси
Самые известные храмы, связанные с именем святого Александра Невского