Семейное познавательное издание
Zen
Семейный блог

Новгород Великий и русские князья

Фото: Памятник Александру Невскому в Великом Новгороде

Анимированный комикс «Александр Невский». Вопросы Веры и Фомы

Новгород Великий и русские князья
Дмитрий Михайлович Володихин

Необычные отношения связывали князя Александра Ярославича, прозванного Невским, с Новгородом Великим. В них, словно в плохо устроенной семье, смешались вражда и любовь. Город, где Александр Невский провёл много лет на княжении, словно строптивая жена, то обожал своего князя-супруга, то ругал его и даже прогонял от себя, потом, соскучившись, опять звал к себе, опять рад был ему… чтобы вскоре вновь рассориться.

В свою очередь, суровый супруг честно защищал город от внешних врагов, жизнью рисковал на поле брани, заботился о городе в мирной жизни, но… желал полностью подчинить себе его волю. И постоянно встречал сопротивление. По делу или из-за безделицы, но любое общение с Новгородом проходило в жестоких спорах. Город тянул в одну сторону, князь в другую, а ещё порой внутри самого Новгорода несколько боярских «партий» боролись между собой, решая, какой избрать политический курс.

Всё дело в том, что у города и князя были свои взгляды на жизнь, и они совершенно не сходились. Поэтому диалог их оказался до предела затруднён: обе стороны словно бы не понимали друг друга, говоря на разных языках.

Новгород Великий с середины XII века жил на правах города вольного, то есть города, который фактически стал столицей самостоятельного государства. И это государство имело республиканскую природу. Князя сюда приглашали как вождя воинства и арбитра в самых тяжёлых, самых масштабных судебных тяжбах, когда для справедливого решения дела требовалась «внешняя» точка зрения.

Князь не имел права решать: ведет ли Новгород войну или же он заключает мир, куда пойдёт войско, изготовившееся к походу, как собирать налоги и на что их тратить, какие законы вводить и какие отменять. Он получал право голоса в делах Новгородской республики, но голос его никогда не считался решающим. Приглашённому правителю всегда могли сказать: «Княже, вот твоя воля, а вот наша. И будет всё по нашей». А если он сопротивлялся, то ему могли ответить на пределе вежливости: «Вот тебе, княже, путь чист». Это означало не просто «убирайся», а нечто гораздо более серьёзное: князя более не хотят и не удерживают в городе, город наймёт другого князя; но его пока отпускают с миром; а если он начнет упираться, то ворота перед ним захлопнутся, и далее никто не гарантирует ему ни жизни, ни здоровья, ни сохранности имущества.

Но князья всё же с охотой принимали предложения новгородцев прийти к ним на службу (а князь порой именно служил городу, особенно если это был слабый князь): республика очень хорошо платила.

Новгород какое-то время был, по удачному выражению историка Н.С. Борисова, «банком всея Руси». Сундуки в городской казне ломились от серебра. Один из крупнейших центров Балтийской торговли, город на Волхове богател год от года. Лодии новгородские плавали по рекам и морям в дальние края, предлагали русский товар: меха, воск, лён, кожу, ворвань – жир морских животных. А купцы иноземные привозили вина, сукно, янтарь, медь и серебро. Особенно много оставалось в Новгороде серебра, поскольку не мог иностранный торговец расплатиться за новгородские товары своими товарами, вот и приходилось доплачивать звонкой монетой. Драгоценных мехов всегда было в достатке у новгородцев. Ведь Новгороду подчинялись земли на сотни километров к северу и востоку, и там они брали дань мехами.

Картина  «Новгородский торг XVII в.»  Аполлинария Васнецова. Третьяковская галерея.

Новгород управлялся администрацией, которую избирали на вече – собрании «золотых поясов», то есть родов боярских. Вече, например, определяло, кто будет «посадником» и «тысяцким». Первый из них являлся своего рода «президентом» республики, притом не только выборным, но и сменяемым. Второй возглавлял городское ополчение и имел право суда по торговым делам. Если вечевики не могли мирно решить, кому вручить власть, они разбивались на враждующие лагеря и сталкивались в жестоких схватках. Тут уже шли в ход и нож, и дубина, и кистень. Излюбленным местом для подобного рода стычек являлся мост через реку Волхов, делившую город на две части.

Духовной властью на всей бескрайней территории Новгородской республики обладал архиепископ Новгородский. По главному соборному храму города всю республику порой называли «Домом Святой Софии».

Князь, приходивший в Новгород, пытался, бывало, жить по обычаям остальной Руси. А там воля княжеская имела силу закона. Но бояре новгородские не желали проявлять послушание. Волны бурного вечевого моря вызывали у пришельца раздражение и неприязнь…

Когда происходило открытое столкновение интересов, и князь становился уже не слугой, а противником Новгорода, конфликт мог иметь два исхода.

Либо князь смирялся с тем, что его прогоняли, – в том, конечно, случае, когда не имел ресурсов для борьбы. Но если это был великий князь владимирский, старший из князей Северо-Восточной Руси, или же ставленник великого князя владимирского (сын, племянник, младший брат), тогда совсем другое дело. В этом случае Новгороду угрожало вторжение полков с «Низовской земли». Более того, недовольный великий князь мог ударить по уязвимому месту боярской республики – занять Торжок и перекрыть дорогу для подвоза хлеба с юга. А своего хлеба Новгород имел очень мало. Без привозного же вечевое государство рисковало очень быстро столкнуться с проблемой голода.
И тогда, бывало, Дом Святой Софии отступал. Изъявлял готовность и сам «послужить» великому князю. Такое случалось нечасто: даже и среди великих князей не всякий решался вступить в войну с могучей и богатой вечевой республикой…

Отсюда – любовь-вражда Новгорода с Александром Невским да и с его отцом.
По праву рождения княжича Александра ожидала высокая судьба. В его жилах текла кровь отца Ярослава Всеволодовича, великого воителя и деда Всеволода Большой Гнездо, одного из величайших правителей Древней Руси. Прадед княжича – Юрий Долгорукий – воин и созидатель городов. Мальчику на роду написано было не расставаться с мечом и сызмальства примерять на себя наряды большой политики. Его ждала судьба-война, и он прекрасно знал это с самых юных лет. Но и судьба-власть, власть над прекрасными городами, составляющими жемчужное ожерелье Северной и Северо-Восточной Руси. Его с детства учили сражаться, вести войну, судить людей и управлять землей. Род в ту пору был для людей с высокой кровью государя университетом и академией.

Отец пользовался большим авторитетом в Новгороде Великом. Свободолюбивые и самовластные новгородцы несколько раз приглашали его княжить в своей богатой земле, затем ссорились, прогоняли его и приглашали вновь. Даже воевали с ним. Ярослав Всеволодович из-за властного характера с трудом уживался с новгородской вольницей. Но он имел дар военачальника и приносил победы из походов на финнов, немцев и литовцев. На его воинское искусство новгородцы крепко надеялись…

Уезжая из Новгорода, Ярослав Всеволодович, бывало, оставлял вместо себя молодых княжичей.

В 1228 году семилетний Александр был оставлен вместе со старшим братом Фёдором и опытными управленцами, боярином и тиуном, в Новгороде Великом – как официальный представитель отца.

Первое его тесное знакомство с новгородцами состоялось в скверных условиях. Русский Север жестоко страдал от голода, случившегося из-за неурожая. Доходило до поедания собачатины и даже человечины. Княжеские дружинники и «судьи» взимали «забожничье» – особую дань, оказавшуюся страшно обременительной в условиях общего разорения.

Князя Ярослава в городе если не любили, то уж во всяком случае уважали. Он ещё не одержал самых громких своих побед, но уже получил великую славу и большую благодарность, разбив огромную литовскую рать (1226). Иными словами, как полководец Ярослав Всеволодович стоил своего великого сына. Поэтому новгородцы задумали миром просить у него отсрочки со сбором «забожничего» и отзыва «судей», разъезжавших по области от имени князя. К нему отправили гонцов с запросом. Но он не успел ответить. Голод вызвал в столице Северной Руси беспорядки, вылившиеся в большую вооруженную бойню. По боярским дворам прокатились грабежи. Мальчиков-княжичей едва увезли от этого несчастья. В ночь с 20 на 21 февраля 1229 года они покинули город, наполненный убиенными и сотрясаемый разбоем.

Ярослав Всеволодович воспринял отношение новгородцев к его власти как обиду. А когда они пригласили на его место другого князя, отказался вывести свои отряды из пограничных крепостей Новгородчины. Однако город недолго сварился с князем: уже в декабре 1230 года его опять пригласили править.

Картина Сергея Рубцова "Выступление в поход за Великий Новгород и Святую Софию". Из цикла "Русь в красе заплаканной и древней"

В ту пору Александр Ярославич мог извлечь из буйства мятежных толп важный урок: даже при самом хорошем отношении к правителю, вечевая республика не признает его полновластия, если не будет принуждена к тому силой. Новгородчина – зыбкая почва для любого князя. Она даёт богатый доход, но может быстро поменять свое отношение и поискать себе другого князя, вместо прежнего, вроде бы, столь почитаемого…

Отец вновь посадил княжичей в Новгороде, уйдя оттуда по иным делам. Второй сын его тогда еще не правил, а всего лишь был «лицом» родителя в далёких краях. Но он постепенно впитывал науку державных дел.

А с 1236 года он сел в Новгороде прочно, как истинный князь, способный вести дела правления самостоятельно. Ему уже целых пятнадцать лет! Настоящий мужчина – по тем временам.

Именно тогда, служа одновременно отцу и Дому Святой Софии, Александр Ярославич раскрыл свой талант полководца. Меч его хранил северную вечевую державу, отгоняя её врагов от границ республики. В 1240 году князь отразил шведов на Неве, в 1242 году разбил немцев на льду Чудского озера, в 1245 году в трёх сражениях уничтожил воинство литвинов. Александр Невский строил на рубежах Новгородского государства русские крепости и разорял вражеские. А все-таки бывало так, что новгородцы выгоняли и этого своего защитника, героя, блистательного военачальника. Александр Ярославич пошёл в отца характером – крутенек! Твёрдой воли человек. Вечевая же республика насилия над собой терпеть не хотела. И когда вечевики прогоняли молодого победителя шведов, даже отец не дал ему войск, чтобы вернуть Новгород. Не было тогда у отца войск…

Впоследствии сам Александр Ярославич сядет на великом княжении. Троекратно придётся ему смирять горделивых вечевиков. То они примут к себе на княжение человека, который только что бунтовал против Орды и был для хана как красная тряпка для быка; то они откажутся платить Орде дань и даже сына Александра Ярославича, Василия, переманят на свою сторону! Им было невдомёк, что силы республики и силы Орды несравнимы. Если прибегнуть к спортивной метафоре, то Новгород изо всех сил пытался ввязаться в футбольный матч, где против его команды из одиннадцати игроков выступила бы команда из двухсот одиннадцати человек… а проигравших казнили бы. Орде не столь уж сложно было спалить деревянную крепость на Волхове, разграбить богатые терема новгородские, положить в смертной сече немногочисленных удальцов Дома Святой Софии. Орде только дай повод…

Александр Ярославич смирил Новгород – где-то вооруженной силой, а где-то угрозой её применения. А смирив – спас от ордынского разгрома. Мятежным новгородцам великий князь явил великое милосердие: ни одной смертной казни, ни одного боя с ополчением северной державы. Прощал непокорство. Понимал и принимал независимый характер новгородский.

Так, может, не столь уж скверно была устроена семья, где мужем выступал князь Александр, а женой великий город? Любили друг друга, порой ссорясь, ссорились, но всё же любили! Новгородский летописец много веков назад вывел пером по пергамену добрые слова об Александре Ярославиче: «Дай, Господи Милостивый, видети ему лицо Твое в будущий век, иже потрудился за Новгород и за всю Русскую землю».
Разве без любви такое напишешь?


Дорогие слушатели! Все выпуски «Веры и Фомы» создаются при вашей поддержке. Мы будем признательны за любую посильную помощь! Для совершения единоразового или ежемесячного пожертвования нажмите кнопку ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ и заполните форму. Благодарим от всей души!


Цикл статей Дмитрия Михайловича Володихина, посвящённых Александру Невскому:
Переславль-Залесский, родина Александра Невского
Победа над шведами на реке Неве 1240 года
Ледовое побоище 1242 года
Новгород Великий и русские князья
Великий князь Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского
Разгром литвинов под Торопцом в 1245 году
Великое княжение Владимирское при Александре Невском
Александр Невский и хан Берке: загадка смерти великого князя
Батый – бич Божий для Руси
Самые известные храмы, связанные с именем святого Александра Невского