Семейное познавательное издание
Zen
Семейный блог

Батый – бич Божий для Руси

"Взятие Владимира монголами. Взятие Суздаля монголами". Миниатюры из русской летописи

Анимированный комикс «Александр Невский». Вопросы Веры и Фомы

Батый – бич Божий для Руси
Дмитрий Михайлович Володихин

Нашествие Батыя и его монголо-татарских туменов прошло в отдалении от князя Александра Ярославича, которого ещё никто не называл тогда Невским. В ту пору он княжил, по воле отца, в Новгороде Великом, который страшное вторжение не задело. Но раскаты далёкой грозы и холодный блеск губительных молний тревожили и его самого, и всю Новгородскую землю.

Шёл год 1237-й.

Александру исполнилось шестнадцать лет. На его счету пока не было ни битвы на Неве, ни разгрома немцев на Чудском озере, ни победы над литвинами у Торопца. О монголах он слышал немногое. В 1223 году неведомый народ появился из глубины степей, ударил на хорошо известных Руси кочевников-половцев и стал теснить их. Когда русские князья собрались в союзе с половцами нанести ответный удар, им удалось собрать большое войско. Сильнейшие князья Южной Руси составили коалицию для общих действий. В древние времена, бывало, подобные коалиции смиряли буйный нрав половецких захватчиков… Но с монголо-татарами вышло иначе. Грянула битва на реке Калке, и войско князей-союзников потерпело тяжёлое поражение, а многие из них остались на поле боя. Княжич много раз спрашивал отца: «Почему же они проиграли, ведь они объединились, собралась такая сила!» А отец объяснял ему: «Не до конца объединились, каждый вёл свою дружину, каждый был сам себе голова и действовал, как хотел». «Но почему?» – спрашивал отрок. «Из-за гордыни. Гордыня – мать грехов».

И теперь всё повторялось. Купцы неслись, не разбирая дороги, в безопасные места, и там они рассказывали вещи поистине устрашающие. Пришёл враг, многочисленный, словно саранча. Некий степной царь Батый ведёт море людское, и всех, кто бы ни встал против него, губит, затопляя ратниками своими.  

Вот встал у него на дороге князь рязанский, и погиб, и дружина его погибла, и город его предан огню. Дерзко вели себя удальцы рязанские, храбро встали на бой, а те, кто в бою уцелел, гнались за Батыем, били его отряды, неся месть на концах своих клинков. Но Бог не помог дерзким и мстительным, размолота сила рязанская.

А вот дядя Александра Ярославича, великий князь владимирский Юрий, выставил большое войско во главе с сыном своим Всеволодом. Гордо реяли русские стяги: не звал Юрий владимирский помощи из других земель, надеясь на собственную мощь. Только новгородцы прислали отряд, и от десятка израненных ратников, уцелевших от всего отряда, новгородцы потом узнали страшную правду: у Коломны погибло великое войско.

Александр Ярославич жадно слушал рассказ, призывал повторять подробности сечи ещё и ещё раз… Выходило: дрались отважно, не бежали, срама на полках русских нет. Даже дорубились до какого-то знатного вождя, и положили его мечами. Но… не помог Бог гордым. Пал город Владимир, столица Юрия. И другие города Владимирской Руси пали, словно свежескошенные колосья на поле жатвы.

Доносились издалека слухи странные: то обнадеживающие, то тревожные. Как будто великий князь Юрий собирает новое войско в лесах на реке Сить. Лениво, без спешки тянулись к нему отряды из разных городов. Верили: да кто может сломить силу Владимирской Руси, силу громадную, силу неизмеримую? Шлемами Дон можем вычерпать! Коломна – случайность, а теперь, авось, Бог поможет, побьём неведомый народ! Потом старые слухи сменились новыми: не помог Бог ленивым. Пришли полки к месту сбора поздно, воинского порядка устроить не успели, да и явились не все, а народ чужой свалился на них, как снег на голову. Был бой! Но какой? Без славы и чести полегли русские воины близ реки Сить. Только одно в утешение: выполнили свой долг, жизни отдав за Отечество, за землю Русскую, за святые храмы. Принял свой сметный час и великий князь Юрий.

А враг шел на север, и вот уже он стоит у Торжка – города, составляющего важную часть государственной территории Новгородской вечевой республики. Две недели били неприятельские воины по Торжку из «пороков» (камнеметных машин). Неслись, загоняя коней, из Торжка в Новгород тайные гонцы: «Спасите! – криком кричали они, – пришлите князя Александра с дружиной, пришлите великое ополчение новгородское!» И Александр Ярославич начал было готовить дружину: может, нашей силы хватит, чтобы переломить дело? Да хотя бы Торжок спасти! Но бояре новгородские велели затворить ворота и выставить сильную охрану. «Никто не пойдет спасать Торжок! Ополчения не дадим и князя не отпустим! Если положат их там, кем себя оборонит Господин Великий Новгород?! А с силою – отстоимся, власти чужой у нас не будет, богатства свои убережём». Так и предали свой Торжок.

Взяли Батыевы воины Торжок, перебили горожан, разорили и спалили город. До Новгорода не дошли – устали, людей потеряли много. Повернули назад у памятного места Игнач-крест, близ реки Полометь. Радовались спасению новгородцы. Но не помог Бог предателям: пройдет несколько лет, и придется Новгороду платить дань ордынскую, отдавать богатства свои.

Карта татаро-монгольского нашествия орды хана Батыя на Русь

Пока шёл Батый по Северной Руси, громя дружины, сжигая города и разоряя села, на Юге за власть над богатым Киевом соперничали трое сильных князей: отец Александра князь Ярослав Всеволодович, могучий правитель галицкий и волынский Даниил Романович и государь огромного Черниговского княжества Михаил Всеволодович.
И не помог Бог корыстолюбцам.

Взял было город Ярослав Всеволодович, да скоро ушёл оттуда: как только услышал, что брат его в гробу, а славный город Владимир обращён в уголья, так быстро сошёл с Юга и побежал спасать от хаоса и полного разорения Русь Владимирскую. Киев для него оказался потерян.

В 1238 году сел на его место князь Михаил Черниговский. Но и он долго не усидел: вторглись в Черниговскую землю конники Батыя и сделали ее пустой...

В 1240 году Даниил Романович воспользовался тем, что главный его противник на Юге Руси, князь Михаил Черниговский, лишился княжения под ударами татар и бежал к венграм; теперь не существовало самой грозной силы, мешавшей галицкому князю осуществлять его планы. Он выбил из Киева слабого, случайного князя Ростислава Мстиславича смоленского и посадил там своего вельможу Дмитра. Для державы, созданной усилиями Даниила Галицкого, Киев являлся полезным добавлением – богатый город на окраине. Что же касается призрачного старшинства среди русских князей, то галицкий правитель относился к нему как к неисправной игрушке: ни пользы, ни удовольствия, одни хлопоты. Великокняжеский титул для него, прагматика до мозга костей, значил немного.

1240-й год – время такого же триумфа и преуспеяния для Даниила Романовича, как 1238-й – для его главного «оппонента», Михаила Черниговского. И триумф этот закончился точно такой же трагедией.

Что делали эти трое, когда Батый кромсал и увечил Русь? Искали обогащения и славы. Что дал им Бог? Наказание.

Монголо-татары осадили Киев, разбили стены «пороками» и в жестокой сече сломили упорное сопротивление защитников. Дмитр оказался в плену. Затем победоносные тумены вторглись на земли новосозданной державы Даниила Галицкого. Сам князь… бежал к венграм, как и Михаил Черниговский когда-то. Две столицы его – Владимир-Волынский и Галич – пали.

Но некоторые города, превосходно укреплённые, выстояли. Так, неприятный сюрприз ожидал захватчиков у Кременца. Летопись сообщает: «Видев… Кременец, тверд град Данилов, его же невозможно прияти (т.е. захватить), и отыде от него». Тяжело дался и захват Колодяжена: эту твердыню не удалось взять силой. Лишь убедив жителей открыть ворота, враг вошёл внутрь и устроил бойню. Как видно, дорого стоило штурмовать мощные укрепления городов Юго-Западной Руси.

Пленный Дмитр, видя опустошение своей страны, дал неприятельскому командованию совет поторопиться с походом на соседнюю Венгрию, сказав, что возиться со здешними крепостями придётся долго, а венгры успеют собраться с силами, организовать отпор. В итоге завоеватели прошли Галицко-Волынскую землю, нанеся ей большой урон, но не разорив до конца. Однако… придет время, и склонится Галицко-Волынские княжество перед Ордой.

В год славной битвы на Неве, закончившейся разгромом шведов, услышал молодой победитель князь Александр о трагедии Киева. Всюду шествовал Батый по Руси, всё громил, всё разносил в щепы. Как знать, не подумалось ли тогда Александру Ярославичу: «Наверное, сам Господь попустил нам приход злых иноплеменников за грехи наши… И великий вождь Батый – живой бич в руке Божьей. Покуда не исправимся, будет нас Господь хлестать без пощады».

Минуло несколько лет. В 1246 году вызвал хан к себе в ставку несчастного разоренного князя Михаила Черниговского. И поехал он в Орду на поклон к Батыю.

Картина «Святой благоверный князь Михаил Черниговский в Орде перед ханской ставкой Батыя», автор – Василий Сергеевич Смирнов

В ханской ставке пришлось побывать всем сколько-нибудь значительным русским князьям того времени… Там черниговский правитель  принял смерть за веру, прославившую его в памяти потомков. Возможно, годы позора, странствий, лишений помогли Михаилу Всеволодовичу понять, сколь бренна слава земная, сколь быстро может упасть великородный человек с высоты своего положения. Дух его, таким образом, наполнился смирением и подготовился к подвижничеству.

Вот лаконичный рассказ летописи о гибели Михаила Черниговского в Орде. «Того же лета Михайло, князь черниговскый, со внуком своим Борисом поехаша в татары, и бывши им в станех, послал Батый к Михаилу-князю, веля ему поклонитеся огневи и болваном их. Михайло же князь не повинуся велению… но укори его и глухыя его кумиры. И тако без милости от нечистых заколен бысть, и конец житию прият месяца семтября в 20 день [1246 года] на память святого мученика Евстафия. Батый же князя Бориса отпусти».

Иными словами, от князя потребовали поклониться языческим идолам и пройти меж двух зажженных костров – поступить так, как поступало большинство русских князей, являвшихся в Орду. Он счёл подобное поклонение несовместимым с христианской верой, а «кумиры» объявил «глухими», т.е. простым деревом, не несущем в себе ничего божественного. За верность Христу князь поплатился жизнью.

Но смерть его стала доброй вестью для всей Руси. Не сломили князя Михаила, выстоял!

Далеко на Севере, узнав о подвиге его, может быть, сказал своим дружинникам и боярам Александр Ярославич: «Братья! Не забудьте имя его славное. Этот первым из нас победил Орду. Должно быть, смиренным помогает Бог».


Дорогие слушатели! Все выпуски «Веры и Фомы» создаются при вашей поддержке. Мы будем признательны за любую посильную помощь! Для совершения единоразового или ежемесячного пожертвования нажмите кнопку ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ и заполните форму. Благодарим от всей души!


Цикл статей Дмитрия Михайловича Володихина, посвящённых Александру Невскому:
Переславль-Залесский, родина Александра Невского
Победа над шведами на реке Неве 1240 года
Ледовое побоище 1242 года
Новгород Великий и русские князья
Великий князь Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского
Разгром литвинов под Торопцом в 1245 году
Великое княжение Владимирское при Александре Невском
Александр Невский и хан Берке: загадка смерти великого князя
Батый – бич Божий для Руси
Самые известные храмы, связанные с именем святого Александра Невского